Один против двадцати

Один против двадцати

30.08.2020 22:50:37 (GMT+12)

Один против двадцати
«Бесстрашный герой действовал в рукопашной схватке, уничтожая прикладом и гранатой, один против 20 самураев и водрузил Красное Знамя в порту Сейсин, – так описывается подвиг комсорга, заместителя командира отделения 2-й роты 390-го отдельного батальона автоматчиков 13-й бригады морской пехоты Тихоокеанского флота старшего краснофлотца Комарова Александра Николаевича в наградном листе с ходатайством о присвоении ему звания Героя Советского Союза. – Будучи ранен, прикрыл отход роты. В период окружения, не имея боеприпасов, бросился на выручку окружённого командира роты, прикладом и отбитой саблей у японского офицера спас жизнь командира роты. Трижды раненный, продолжал борьбу трофейным оружием с японскими самураями в течение четырёх дней. Освобождён из окружения наступающими частями Красной Армии. Достоин присвоения звания Герой Советского Союза».

Перед тем, как продолжить рассказ об офицере-политработнике Герое Советского Союза капитане 1 ранга Александре Николаевиче Комарове, хотелось бы напомнить о целях, ходе проведения и результатах Сейсинской десантной операции 1945 года – операции сил Тихоокеанского флота, проведённой 13–16 августа с целью овладения Сейсином (Чхонджином) – военно-морской базой противника на побережье Кореи, через которую осуществлялась связь войск Квантунской армии по морю с Японией.

Надо особо подчеркнуть, что эта база представляла собой укреплённый район, прикрытый с моря артиллерией береговой обороны. Японцы располагали в городе пехотным батальоном, офицерской школой, личным составом военно-морской базы, всего около 4 тысяч человек. Однако в ходе операции численность японских войск многократно возросла за счёт отступавших частей Квантунской армии – сначала двух пехотных полков, затем – пехотной дивизии. Японскими войсками в боях руководил командир Рананского укреплённого района генерал-лейтенант Сокити Нисиваки.

13 августа на причалы Сейсина с торпедных катеров высадился 140-й разведотряд штаба Тихоокеанского флота под командованием лейтенанта В.Н. Леонова, а за ним — передовой отряд десанта в составе роты автоматчиков из 13-й бригады морской пехоты – всего 181 человек. Противник не оказал серьёзного сопротивления при высадке. Однако с продвижением передового отряда в город на его улицах развернулись ожесточённые бои. 14 августа в Сейсин был высажен первый, а 15 августа – второй эшелон десанта. Бои велись в сложной обстановке. Численность японских войск в городе непрерывно возрастала за счёт подхода отступавших по побережью частей, тогда как силы десанта наращивались медленно. Тем не менее десантники 15 августа заняли большую часть города, а на следующий день совместно с подошедшими частями 393-й стрелковой дивизии 25-й армии овладели Сейсинской военно-морской базой и вышли на коммуникации японской 3-й армии, отсекая войска 17-го японского фронта от 1-го фронта и от побережья Японского моря.

Сейсинская десантная операция стала первой крупной десантной операцией Тихоокеанского флота. Взятие Сейсина позволило войскам 25-й армии 1-го Дальневосточного фронта сохранить высокий темп наступления на корейском приморском направлении и значительно затруднило эвакуацию японских войск и материальных ценностей из Северной Кореи в Японию.

…Александр Комаров родился 15 июля 1922 года в крестьянской семье в деревне Изюк Тевризской волости Тарского уезда Омской губернии.

С 1939 года, после окончания педагогического училища, работал директором начальной школы в селе Чудесное. Расположенное на берегу Иртыша, окружённое девственными лесами, оно и впрямь выглядело чудесно. Александр Комаров от души радовался, видя, как дети тянутся к знаниям, как постепенно улучшается жизнь в их лесном крае. Война всё перевернула, изменила планы…

7 июля 1941 года Александр Николаевич был призван в ряды Красной Армии и направлен для прохождения службы на Тихоокеанский флот. В ноябре 1943 года он вступил в ВКП(б). Грамотный, политически подготовленный, Александр Комаров не случайно был назначен комсоргом роты. Со своими обязанностями он справлялся отлично. Его уважали и ценили и командиры, и боевые товарищи.

…О том, как развивались события в Сейсине 13 августа 1945 года, вспоминал командир роты 390-го отдельного батальона автоматчиков 13-й бригады морской пехоты Герой Советского Союза подполковник Иван Михайлович Яроцкий:

«Огонь батарей противника нарастал, мешая нашему продвижению к намеченной цели. Капитан-лейтенант Марковский резко меняет построение колонны и курс катеров. Под прикрытием дымовой завесы и на большой скорости мы врываемся в рыбный порт. Противник этого никак не ожидал: его наземные силы были сосредоточены у главного порта. Высадка прошла быстро, организованно, без потерь.

Прикрываясь за различными сооружениями и постройками рыбного порта, рота стремительными бросками выходила к мостам. Противник оказал серьёзное сопротивление: пулемётным огнём в какой-то момент враг прижал нас к земле, но остановить бойцов ему не удалось.

Умело применяясь к складкам местности, группа из трёх человек – коммуниста Комарова, комсомольцев Гриценко и Котикова – подползла к самурайским пулемётам и ручными гранатами уничтожила их. Выйдя к мостам, мы быстро перешли к обороне, организовали наблюдение, систему огня и приступили к инженерному оборудованию окопов. Всё это мы сделали за очень короткое время, понимая, что противник нас не оставит в покое. На вторые сутки, рано утром, противник открыл артиллерийско-миномётный огонь по нашим позициям…»

А вот как рассказывалось о подвигах комсорга в первой половине семидесятых годов прошлого века в одной из омских газет.

«…Задача отряда состояла ещё и в том, чтобы захватить мосты – шоссейный и железнодорожный и не допустить подхода подкрепления противнику.

Стремительными бросками ворвались моряки в укреплённый район. Японцы кинулись в контратаку, но она быстро захлебнулась. Разведчики вышли на железнодорожный мост. Движение по дороге ещё продолжалось. Автоматчики обстреляли шедшую на большой скорости легковую автомашину, но она не остановилась. Комаров и Марченко броском выдвинулись к самой дороге. Взрыв противотанковой гранаты отшвырнул машину в сторону. Три японских офицера юркнули в заросли густой кукурузы. Перемахнув через шоссе, моряки столкнулись с двумя офицерами. Одного из них Марченко застрелил, второй с обнажённым клинком бросился на Комарова.

Александр нажал на спуск автомата – выстрела не последовало. Оказывается, в магазине не было ни одного патрона. Всё произошло в считаные секунды. Комаров увидел перекошенное от ярости лицо врага, злобные, полные холодной ненависти глаза и блеск стали, взметнувшейся над головой. Он инстинктивно прикрылся автоматом. Клинок с силой ударился о кожух. Комаров сшиб с ног японца прикладом автомата, вырвал из рук клинок и добил им врага.

Атаки, начавшиеся на рассвете, не прекращались весь день. К концу дня отряд начал стягиваться к мосту и зарываться в землю, принимая круговую оборону. Под прикрытием огня и темноты японцы силами двух батальонов окружили город и отряд разведчиков у железнодорожного моста. С рассветом моряки увидели вокруг себя плотное кольцо японцев, идущих на них медленно во весь рост. Разведчики поняли трудность своего положения, но ни один не дрогнул. «Дорого достанется им наша жизнь», – думал Александр Комаров. Атаки японцев следовали одна за другой, контратаки разведчиков сменялись снова атаками японцев. Огонь, люди, камень – всё дышало жаром, сверкали штыки, трещали автоматы, рвались мины и гранаты.

Враг создал серьёзную угрозу левому флангу, где находились парторг Мишаткин и комсорг Комаров. Воспользовавшись кукурузными зарослями, японцы подошли к позиции десантников на 70–80 метров. Их гранаты, скользя по гладкому шоссе, свободно катились к траншее моряков и рвались у самых укрытий. Автоматчикам же было куда труднее достать врага.

Александр Комаров предпринял опасный для себя манёвр. Когда его товарищи автоматным огнём прижимали японцев к земле, он выскакивал из траншеи, подбегал к вражеским позициям поближе и забрасывал их гранатами. Трижды ему удалось возвратиться невредимым. На четвёртый раз он был ранен. Вынес его автоматчик Ипатов. Он полз к комсоргу, прижимаясь к горячей от зноя земле.

– Не шевелись… Береги голову, – сказал он Комарову и пополз обратно, таща за собой товарища.

Они свалились в траншею оба обессиленные – один от раны, другой от полного изнеможения. Друзья сняли с головы Комарова пробитую пулей каску, спасшую ему жизнь.

После перевязки Александр снова вернулся в строй. И ещё дважды был ранен, но не покинул боя. Комсомолец бился до последней минуты – до прибытия связного, сообщившего радостную весть: в порту Сейсин высадился основной десант морской пехоты. Задача выполнена, приказано отходить.

При прорыве кольца окружения комсорг Комаров совершил ещё один подвиг, бросившись на помощь раненому командиру роты старшему лейтенанту Яроцкому, окружённому японскими солдатами, и спас его».

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР № 7143 от 14 сентября 1945 го­да комсоргу роты старшему краснофлотцу Александру Николаевичу Комарову за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с японскими милитаристами и проявленные при этом мужество и героизм было присвоено звание Героя Советского Союза.

После окончания войны Александр Николаевич Комаров продолжил прохождение службы на флоте, в 1953 году окончил Военно-политическую академию имени В.И. Ленина. В 1974 году капитан 1 ранга Александр Комаров был уволен в запас. Скончался герой-политработник 17 августа 1982 года. Он похоронен на Ново-­Волковском кладбище Санкт-Петербурга. Память о Герое Советского Союза капитане 1 ранга Александре Комарове бережно хранят и его земляки в Омской области, и воины Вооружённых Сил, мужество комсорга – яркий пример для подражания морским пехотинцам.

Александр КОЛОТИЛО, «Красная звезда».